LuSt (lust_devil_doll) wrote,
LuSt
lust_devil_doll

Что читал 20.01-20.02

1. Одри Ниффенеггер "Соразмерный образ мой"
2. Даниэль Труссони "Ангелология"
3. Анита Амирезвани "Кровь цветов"
4. Чимананда Нгози Адиче "Половина желтого солнца"
5. Джейми Форд "Отель на перекрестке радости и горечи"
6. Лиза Гарднер "Другая дочь"
7. Лэйни Тейлор "Дочь дыма и костей"
8. Джеймс Роллинс "Печать Иуды"
9. Джейми Макгвайр "Мое прекрасное несчастье"

Даниэль Труссони "Ангелология"
Книга-сенсация на Франкфуртской книжной ярмарке-2009, за которой после феноменального успеха Кода да Винчи гонялись все. Какая благодатная почва: библейские сказания и недостающие легенды об ангелах - и семена упали точно в цель.
Книга читается взахлеб, хотя динамичное повествование искусно переплетается с историческими и лирическими отступлениями. В центре сюжета - общество ангелологов, людей, изучающих ангелов и стремящихся оградить влияние нефилимов - сынов ангелов и людей - на жизнь современного человечества. Весьма интересная история монастыря Непрестанной Адорации - молитва в его стенах не прекращается более ста лет, то есть, постоянно две монахини стоят перед алтарем и молятся, сменяясь каждый час. И не просто так - описываемые в романе артефакты тоже поражают воображение.
Мифологическая подвязка кажется весьма убедительной (в отличие от того же Дэна Брауна, кстати: вот, например, очень понравившаяся мне цитата про всемирный потоп: "Сыновья Ноя взяли все, что видели, в свое владение. Они стали патриархами, и каждый стал родоначальником человеческой расы. Они разъехались в дальние уголки планеты и основали династии, которые мы даже сегодня признаем различными. Сим, старший сын Ноя, уехал на Ближний Восток и основал племя семитов. Хам, второй сын Ноя, стал жить ниже экватора, в Африке, от него пошло племя хамитов. Иафет же — или, скорее, существо, принявшее облик Иафета, — поселился в области между Средиземноморьем и Атлантикой, основав племя, которое впоследствии назвали европейцами. С тех пор нам мешает потомство Иафета. Как европейцы, мы должны поразмыслить над своим происхождением. Свободны ли мы от такой дьявольской близости? Или мы каким-то образом связаны с детьми Иафета?»".
Конец книги оказался для меня весьма неожиданным - отчего-то мне увиделся намек на некое продолжение приключений ангелологов (ведь хоть они и нашли искомое, но тайн осталось немерено), и точно - сейчас Труссони работает над второй книгой, Ангелополис. Что же, буду ждать, а пока поставлю заслуженную пятерку. (5)

Лиза Гарднер "Другая дочь"
Очень сильный триллер - семейная тайна, полная весьма неожиданных откровений, сюжетных поворотов и хитросплетений детективной загадки. Отзыв писать не могу вообще никакой - любое предложение будет спойлером сюжета, но скажу лишь, что в этом романе мне не жалко абсолютно никого. В случившейся трагедии виноваты все, кроме жертвы, которую в общем-то и жертвой назвать нельзя. Читается на одном дыхании, отличный перевод (даже местами отсутствие личных местоимений не слишком сбивало), по сравнению с другими прочитанными книгами автора менее жестоко и более психологично. Совершенно неожиданная развязка, когда все до того подводимые автором ниточки сплетаются в цельную картину. Вопросы, безусловно, остаются, но тут уже каждый читатель решает для себя сам. Оценка роману - только наивысшая. (5)

Анита Амирезвани "Кровь цветов"
С первых страниц этой восхитительной книги я погрузилась в атмосферу Востока - древний Иран, сила исламских традиций, сильное расслоение общества, и одновременный культ и антикульт женщины. Главная героиня - нам так и остается неизвестным её имя - деревенская девушка, с детства постигавшая загадочную премудрость ковроткачества. После смерти отца она с матерью были вынуждены перебраться в шахский город Исфахан к родственникам. Дядя девушки, Гостахам - видный ковровых дел мастер, со скрипом согласившийся иногда обучать юную ткачиху искусству дорогих ковров. Одновременно и героиня, и её мать, находящиеся в доме на положении бедных родственников, выполняли грязную работу на кухне, всячески стараясь угодить высокомерной жене хозяина дома, Гордийе. Быт Востока описан в мельчайших красках, образы словно оживают на страницах, а цветистая речь иногда кажется придуманной, чтобы скрыть ложь, оскорбления и хитрость. Все стремятся обмануть, выторговать для себя условия повыгоднее, как-то выставиться на фоне других... Вечная битва первых и вторых жен, обряд сигэ - завуалированной проституции, когда мужчины, не желая жениться на бесприданнице, заключаются с её родителями контракт на определенный срок, на протяжении которого получают право пользоваться телом наложницы, первая дружба и ножи в спину... Героине пришлось пройти через много испытаний, веря, что она проклята: смерть отца, бедность, отсутствие мужа, позорный сигэ, ссора с родственниками, хитрости клиентов, болезнь матери, нищета и попрошайничество, но она достигла своей мечты - слушая с детства материнские сказки, она терпеливо училась и взошла на вершину мастерства. Кровь цветов - это тяжелейший труд изготовительниц ковров: сколько шерсти купить на скудные деньги, сколько цветов смешать, какой рисунок сочинить, сколько узелков вывязать, кому продать и по какой цене... Каждый ковер - произведение искусства, каждый сантиметр - часы кропотливого труда, каждый рисунок - выстрадан из сердца, каждая нитка - плод долгих размышлений и надежд. Автор писала роман долгих девять лет, и её изысканное словесное кружево не уступает в богатстве и красоте лучшим из описанных ею ковров Исфахана. Читается не отрываясь, сказки и легенды древней Персии выше всех похвал, тонкая эротика не имеет ничего общего с пошлым описанием полового акта, история одной девушки, не желающей сдаваться, просит оценки выше пяти из пяти возможных! Тем, кто любит Хоссейни, "далекие шатры" и прочие восточные сказки, очень советую. (5)

Чимананда Нгози Адиче "Половина желтого солнца"
Необычный роман, во многом потому, что автор не привычная нам европейка или американка, а самая настоящая нигерийка. Честно признаться, я прежде из африканских авторов читала только Кутзее и Нагиба Махфуза, а из женщин - вообще никого. Тем более было интересно почитать, как там живут и нравы народа с точки зрения аборигенки, а не белого человека.
Роман повествует о нескольких людях - мальчике-слуге Угву, его хозяине Оденигбо, пламенному борцу за независимости, жене Оденигбо Оланне, её сестре-близняшке Кайнене и любовнике Кайнене, белом журналисте и писателе Ричарде Черчилле. Их жизни переплетаются - общество и строй очень похожи на наши, российские, реалии, а действие происходит в конце шестидесятых-начале семидесятых. Герои живут, строят отношения, учатся, устраивают приемы и встраиваются в общество. Но однажды начинается война за независимость, и жизни всех кардинально меняются. Биафра, стремящаяся отделиться от колониальной Нигерии, собрала под своим флагом - половиной желтого солнца - настоящих патриотов, всем сердцем радеющих за независимость. Но что может сделать армия повстанцев с многотысячной армией и военной техникой союзников Нигерии, СССР, США и Великобритании?.. Биафрийцы борются, на их территории свирепствует голод и эпидемия, собственные солдаты мародерствуют, и дела становятся настолько плохи, что на фронт забирают даже мальчишек и стариков. В жизни каждого героя на протяжении книги происходит некий слом, переломные моменты очень сильно влияют на дальнейшие события, и по цепной реакции задевают и судьбы других действующих лиц. Второстепенные герои тоже выписаны любовно, а язык автора и переводчика с органичным вплетением слов на языке игбо позволяет в полной мере прочувствовать колорит страны, дух этого боевого народа. Центральная идея книги, как показалось мне, в том, что человеческая жизнь одновременно бесконечно ценна и донельзя хрупка, и за цифрами статистики и газетными публикациями стоят живые люди с их чаяниями и стремлениями. Читайте, не пожалеете. Оценка, безусловно, пять.

Джейми Форд "Отель на перекрестке радости и горечи"
Восхитительный роман, способный встать на одну ступень с "Принцем приливов", "Играющей в го" и другой классикой любовного романа о разлуке.
1942 год, время Второй мировой войны, Сиэтл. Японцы недавно разбомбили Перл-Харбор, и в стране начинаются антияпонские настроения. Двенадцатилетний китаец Генри, которого родители отдали в американскую школу для белых и заставляют говорить только по-английски, вынужден носить в школу значок "Я китаец", но это ничуть не уменьшает количества издевок и насмешек. Генри подрабатывает на кухне, а вырученные деньги отдает матери. Домашние завтраки же отдает своему другу, чернокожему саксофонисту Шелдону, играющему на перекрестке оживленных городских улиц. В школе Генри знакомится с Кейко, американской японского происхождения во втором поколении. Девочка живет в японском квартале, но не знает по-японски ни слова и считает себя американкой, как и её родители. Их дружба зародилась именно там, в школе для белых, и несколько месяцев они бегали послушать Шелдона вместе, и даже помогли ему осуществить мечту - сыграть со знаменитым джазовым пианистом Оскаром Холденом
Война продолжается, и начинается эвакуация японцев во временные лагеря подальше от побережья. Кейко просит Генри сохранить кое-какие семейные фото. В мародерстве пустеет квартал Нихонмати, тысячи японских семей сгоняются в быстро переоборудованные из сельхозярмарок лагеря. Памятный отель "Панама", самое внушительное здание квартала, символ надежды для иммигрантов, приходит в запустение. Генри и Кейко оказываются разлучены...
1986 год. Генри - вдовец, потерявший жену, скончавшуюся от рака. До последнего вздоха он находился рядом с ней, и точно так же не понимает своего сына Марти, как в свое время отец не понимал его. Отец Генри был влиятельным человеком, но ярым китайским националистом, и известие о дружбе сына с японкой сильно подкосило здоровье отца, который мечтал, что Генри когда-нибудь вернется в Кантон и будет жить в Китае. Отец долго не разговаривал с Генри, и по прошествии лет сам Генри тоже понимает, что ему не о чем говорить с собственным сыном. И тут радостная весть - у отеля "Панама" появляются новые хозяева, которые отыскали в подвале вещи тридцати семи японских семей и теперь хотят вернуть их владельцам. И Генри вспоминает, как еще в Сиэтле подарил Кейко пластинку Оскара Шелдона, раритетное издание, которых сейчас нет, как потом ездил подрабатывать поваром в столовую в зоне резервации, как подарил Кейко альбом для рисования и узнал, что пластинка осталась в отеле, как выпросил у Шелдона его экземпляр пластинки, и как прощался с Кейко через забор из колючей проволоки, зная, что её семью вскоре этапируют дальше на Средний Запад... В надежде, что в подвале обнаружатся хоть какие-то вещи семьи Окабэ, он просит у новой владелицы отеля разрешения осмотреть вещи, и погружается в воспоминания.
Как сорвался и укатил к Кейко в Аризону и впервые её поцеловал, как писал ей сотни писем и отправлял экспресс-почтой в десять раз дороже обычной корреспонденции, как терпеливо ждал её редких ответов, и как назначил ей свидание у отеля, а вместо Кейко явилась сотрудница почты, которая годами принимала у него любовные послания, и как спустя годы узнал, что писем было много-много больше...
И среди вещей Генри нашел ту самую пластинку, которую подарил Кейко первой, но... сломанной пополам. Склеишь ли разбитый кувшин? Нет, не склеишь...
Генри нашел в себе силы поведать историю сыну и его белой невесте, к которой сначала отнесся с предубеждением, но вскоре поймал себя на мысли, что сам был в такой же ситуации, и что цвет кожи и душа - это не тождественные понятия. Генри сорок лет ждал встречи, а его сыну хватило несколько часов, чтобы помочь отцу отыскать ту, кого он любил всю свою жизнь - на похороны Шелдона Кейко прислала ту самую, вторую пластинку, и Генри полетел в Нью-Йорк, чтобы вернуть раритет и посмотреть в глаза давно потерянной любви.
Сорок четыре года.
Начинается и заканчивается война, умирают родители и супруги, растут дети, меняется мир, и только любовь живет вечно.
Прекрасные параллели между сороковыми и восьмидесятыми, чудно вплетенная в роман история о судьбе отеля, чудесная атмосфера сороковых, великолепный язык перевода и нежность и романтика, вечные, как сама судьба. Приятный островок надежды среди штампов и избитых сюжетов.
Великолепная книга (5)

Одри Ниффенеггер "Соразмерный образ мой"
Первый роман ("Жена путешественника во времени" не читала, но очень рада, что начала знакомство с творчеством автора с этого. В аннотацию вынесено, что во время написания автор работала экскурсоводом по Хайгейтскому кладбищу, одному из моих любимых кладбищ в мире. Это готический роман современного толка, написанный по всем канонам жанра. Главные герои: две пары близнецов. Эди и Элспет - сестры, которые по неведомым причинам разлучились. Одна осталась в Лондоне, но, скончавшись, завещала свою квартиру - с видом на кладбище - детям уехавшей в Америку сестры, также сестрам-близнецам Джулии и Валентине, но со строгим наказом: родителей в квартиру не пускать, документы им не давать, и прожить в этой квартире минимум год. Неразлучные девочки, которым из-за разных целей в жизни так и не удалось в 21 год определиться с образованием, с радостью хватаются за этот шанс и переезжают.
В Лондоне их ждет совершенно новая жизнь, которую они, в общем-то, на страницах романа прожигают, то есть я, например, не совсем поняла, как можно в 21 год не иметь желаний, стремлений и чаяний. У Валентины завязывается роман с соседом снизу, бывшим любовником Элспет, смотрителем кладбища Робертом. Вторая же пропадает у соседа сверху Мартина, ученого и составителя кроссвордов, от которого ушла жена ввиду его маниакальной страсти к чистоте и отказа покидать пределы квартиры. Оба мужчины значительно старше девушек, а сами близняшки инфантильны до предела: младшая никак не может выбраться из-под гнета совсем ничем не интересующейся старшей и заняться делом по сердцу, а старшая бешено ревнует младшую ко всем вокруг, потому что подсознательно осознает свою ущербность. И когда в квартире объявляется призрак тетушки, видимый младшей сестре и больше никому, жизнь сестер меняется... Младшая одержима жаждой умереть, в смерти она видит освобождение от сестры и шанс наконец-то зажить своей жизнью, и в конце концов ее мечта сбывается, но не так, как она того хотела. Последние сто страниц романа открывают тайну разлуки старших сестер, и дают новую жизнь всем главным героям: кто-то получает шанс возродиться, кто-то наконец обретает право жить как один организм, а не как половинка, кто-то вылечивается от душевной болезни, кто-то завершает важную веху, а кто-то воспаряет к свободе совершенно импульсивно... Вообще последние сто страниц прямо-таки напичканы событиями, пару раз я путалась в близнецах, и многим финал покажется разочарованием, потому что он действительно жутко непредсказуемый и вовсе не хэппи-энд. Очень приятная книга для чтения зимним вечером, во многом потому, что от нее веет кладбищенским холодом, несбывшимися надеждами, мрачной привиденческой готикой и загадкой столь непостижимого для многих явления как близнецы. (5)

Лэйни Тейлор "Дочь дыма и костей"
Случайно вышло мимо списка - не удержалась, давно эту книгу ждала. Книга очень хваленая, собрала урожай всех мыслимых премий юношеской литературы, и вот наконец она на расском смешным тиражом в 3000 экземпляров, без рекламы, но хотя бы с подобием оригинальной обложки.
Первая половина книги читается очень скучно - думала даже забросить и написать, что очередная унылая сказка с претензией на авторское видение вымышленного мира, но в плохом исполнении. Девочка Кэроу живет в Праге, учится в художественной школе, помогает какому-то странному существу собирать по всему миру зубы, и рядом же сосуществуют люди и некие полулюди-полузвери. За свою работу девочка получает монетки, которые можно превращать в желания: и она таким образом получила синие волосы, знает 16 языков, и вот однажды исполнила заветное желание - научилась летать.
Но тут в очередной экспедиции за зубами её спутник гибнет, а сама она чудом избегает смерти от рук ангела-серафима. Неизвестно почему, но её потянуло к этому ангелу, а его - к ней. Встретившись в Праге, они понимают, что влюбились друг в друга, но им нельзя быть вместе, хотя и непонятно почему - на руках Кэроу нанесены стигматы-хамсы, которые при прикосновении причиняют ангелу нечеловеческую боль. И его собратья воины-серафимы не дремлют, и уже готовы уничтожить Кэроу. В общем, такая вот мешанина из реальности и фэнтези, и первая половина книжки читается как какой-то сумбурный бред. Но тут автора резко клинит, она забывает о мире людей, Праге и вообще первой части книги и переносит читателей в мир магический - потустороннюю вселенную, где живут серафимы и химеры, вечные противники. Химеры хотят быть свободными, серафимы же считают, что подарили им цивилизацию, и теперь химеры им должны по гроб жизни. Между расами идет непрекращающаяся война, и химеры бы давно уже погибли, если бы у них не было особого секрета: умения воскрешать и перерождать павших воинов. Однажды на поле боя ангел-серафим уже приготовился к смерти от рук нашедшей его девушки-химеры, но та оставила его в живых и даже остановила кровотечение. Он искал её, и наконец нашел... чтобы потерять снова: измена родине карается по химерским законам высшей мерой - смертью и полным уничтожением без возможности переродиться. Но учитель химеры, загадочный маг, ведающий душами людей и умеющий переселять их в новые тела с помощью зубов, придумывает хитрый план по спасению своей подопечной... И героям все же суждено быть вместе. Или нет? Ведь серафим, уверенный в смерти возлюбленной от рук сородичей, вышел на тропу войны против химер, а тайное знание о загадочном прирастании армии противника дало ему и его расе колоссальное преимущество перед противником... Сомневаюсь, что вторую книгу трилогии переведут, насчет третьей сомнения ещё более призрачные, но я читать буду в любом случае. Итог: за невыразительную первую часть 3, можно было бы покороче и пояснее. Легенды, мифы и проработка мира во второй части - на пять с плюсом. Итого четыре. (4)

"Печать Иуды"
Собственно, читать я и не собиралась, в список не включена книга, вышло случайно - пришлось ехать внепланово на метро, а в книжных киосках одна попса, вот затесался Роллинс, а я о нем наслышана от мужа, который горячий поклонник приключухи в духе Роллинса, Клайва Касслера и Уилбура Смита (так что есть кто-то всего Роллинса перечитал и мается - вам туда ). И вот с этой "Печатью Иуды" я пустила свой план во многих аспектах мимо )) Однозначно, продолжать читать буду - дома книг восемь уже есть, остальные дозаказала уже (кто-то жалуется что дорогой - на озоне в мягком в среднем 130 рублей, подъемно).
Итак, о романе.
Три переплетенные между собой сюжетные линии: противостояние "Сигмы" (хорошие) и "Гильдии" (террористы), линия Грея, Сейхан, Ковальски и преподобного и азиатская линия, где связаны Лиза Каммингс, Монк и жертва эпидемии Сьюзен Тьюнис, морской биолог.
Прослеживаемый в романе исторический след Марко Поло и его таинственного возвращения в Европу на двух кораблях из тринадцати, и мистическое исчезновение тела из гробницы наталкивает исследователей УППОНИР на поиск ключей, ведущих к тайному месту, скрывающему иудин штамм - вирус каннибализма, о котором Поло в своих заметках умолчал, но все же хранить тайну до конца не смог и зашифровал. Умопомрачительные описания живой природы и морских обитателей - читая о крабах, невольно вспоминала картины из фильма "Океан", а уж страницы об Ангкор-Вате (который посетила буквально месяц назад) будто оживали перед глазами. Безусловно, именно этим Роллинс и берет - описаниями далеких земель и искусно соединенными с ними научными (или псевдонаучными) изысканиями. Так, например, штамм заболевания, который имеет как положительный, так и отрицательный вариант воздействия. И мне было весьма приятно читать про генетический мусор - Роллинс подтверждает даже в комментариях то, что я ору уже много лет: человек - это прежде всего воспитание и социум, а не гены-чебурашки.
Безусловный экшн - постоянные побеги и желание спастись, за беднягу Монка переживала - и продолжаю переживать, несмотря на данную автором в конце романа надежду. Родители Грея достойны сами служить в Сигме - все же не так просто обычной паре сработать так, как и иные спецагенты бы не сработали!
Страницы листаются прямо-таки с космической скоростью, иногда приходилось возвращаться и перечитывать то, что пробежала в нетерпении узнать, что будет дальше. Весьма динамичная книга, и я бы не стала сравнивать Роллинса с Брауном - во многом потому, что Браун манипулирует лишь историей, а Роллинс играет в своем жанре и с биологией, и с генетикой, и с физикой, и с океанологией (и это только в этой книге), плюс перевод намного лучше, чем у Брауна (за исключением постоянных "молодых женщин", которые бесят и далекого от переводов моего супруга, и некоторых огрехов редактуры) - и смешивает из всех наук такой зубодробительный приключенческий коктейль, что невозможно оторваться, пока не дочитаешь до конца.
В общем, оценка роману 5, читать продолжу.

Джейми Макгвайр "Мое прекрасное несчастье"
Что-то наши читатели не оценили роман, а жаль... Немного разбавлю негатив своим отзывом.
Эбби - девушка из непростой семьи: мать алкоголичка, отец подлец и азартный игрок. Чтобы убраться от них подальше, она с подружкой Америкой уезжает учиться в колледж на другой конец страны. Америка быстро обзаводится парнем, Шепли, а тот знакомит девочек со своим кузеном Трэвисом Мэддоксом по прозвищу Бешеный Пес. Трэвис - звезда колледжа: бритый наголо татуированный мотоциклист, который принимает участие в нелегальных боях без правил, всегда выходя победителем, трахает все что движется и одновременно является отличником учебы. Эбби поначалу боялась Трэвиса - впервые она увидела его на ринге - но парня заинтересовала девочка, не проявляющая к нему симпатии, и он стал с ней общаться, что в итоге вылилось в бурный роман. Тут в общем главное - это сами герои, они у автора получились настолько фактурными, что мне даже сюжет юыл не важен, хотя книгу прочла за несколько часов не отрываясь. Трэвис - жуткий ревнивец и собственник, для него невыносима сама мысль о даже короткой разлуке, но он успел нагуляться (шутка ли), и довольно быстро понял, что встретил любовь всей своей жизни, первокурсница Эбби все же поначалу не воспринимала эти отношения всерьез, ей хотелось беспечной студенческой жизни, тусовок, общения с парнями - в общем, превратиться к выпуску в домохозяйку она явно не желала. Характер Трэвиса характерен для агрессивного доминанта - с любимой девушкой он нежен и предупредителен, с теми, кто хотя бы смотрит в ее сторону, расправляется жестоко, но в моменты ссор может напиться до безобразия и привести случайных подружек домой и развлекаться с ними, когда Эбби спит за стенкой. Наутро как правило ничего не помнит (и это студент-первокурсник, эх, не умеют америкосы пить)), но извиняется, а Эбби прощает его не всегда - слишком опасается повторить судьбу родителей... Сюжетные коллизии не очень взаимосвязаны, но видно, что редактор работал над романом долго. По ходу чтения создавалось впечатление, что герой не ровесник героини, а старшекурсник, который опекает желторотика. Но сама Эбби сильная личность, это не тряпка-Белла из сумерек и не бесхребетная Анна из "На острове". Она умеет жестко настоять на своем, умеет поставить Трэвиса на место и сама решить свои проблемы без его помощи. Любовные треугольники есть, но мне показалось, что автор ввела их только для того, чтобы цельнее обрисовать героев, показать, каковы они в общении с другими людьми. В отзывах на Озоне кто-то жаловался на обилие эротических сцен, сравнивая книгу с приснопамятной серой трилогией - ни в коем разе, любовных сцен на всю книгу три штуки, и они не длинные, даже такую ханжу как я не покоробили. Много интересных второстепенных героев, одна семейка Трэвиса чего стоит!
Напрягает лишь то, что Трэвис постоянно выходит за рамки, стремясь контролировать жизнь Эбби. Само по себе это ОК - книга же - но тенденция немного пугает. Да, я понимаю, женщины подустали от феминизма и им охота переложить проблемы на чьи-то плечи (особенно новому поколению 16-20летних). Но у нас феминизм только недавно начал расцветать, поэтому все и воспринимают книгу в штыки.
В общем, мне книга понравилась, возможно, как-нибудь даже перечитаю (когда выйдет вторая )) (5)
Tags: книжное
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments